Мы помним

      Пока мы помним - мы живем. Потому что именно память помогает нам находить силы, чтобы двигаться дальше, чтобы не растерять бесценные сокровища нашей души, чтобы чувствовать, что мы - одно целое.

       И мы помним не только героев прошедших войн - вечная им память и слава! Но и героев великих открытий, и творцов знаменитых литературных и музыкальных произведений, наши обряды и традиции. О том, что мы помним и не должны забывать, материалы этой рубрики.

Дорога жизни

 

    Так назвали ленинградцы путь через Ладожское озеро, проходивший зимой по льду. Это была единственная дорога, связывавшая с сентября 1941 года по март 1943 года блокадный Ленинград со страной.

    Мне бы хотелось рассказать о замечательнейшем человеке, жительнице нашего села Черкасское Колышлейского района Дмитриевой Евгении Васильевне, которая была в числе очевидцев тех трагических событий.

     Тяжелой была её судьба. Сиротой вырос её отец, Василий Сергеевич Сенюшкин, сиротой выросла и она,  впоследствии без отца росли её дети. А сколько ещё осталось от войны переживаний, страха... Горькое наследство, горькая судьба...

      Когда умерла мама, оставив шестерых детей, Жене было 10 лет. Через два года умер отец. Дети остались на произвол судьбы. Всей деревней поднимали осиротевших Сенюшкиных. Была корова, летом пастухи бесплатно пасли её. В дом приходили учителя. Евгения Васильевна благодарна им до сих пор за знания, что дали, за доброту их. В 1939 завербовалась Женя на Ижорский завод, что под Ленинградом, было ей уже 18 лет.

     -Когда в 41-м году мы услышали про войну, страха особо не было, -рассказывает Евгения Васильевна. - Думали, разобьют фашистов на границе, и снова будет мир. А когда начали бомбить...

Как знать, может, и стала бы черкасская девчонка горожанкой: она получала приличную зарплату, приоделась, но война решила всё по-своему. Женю и других рабочих завода поселили в старом пустом здании, выдали продуктовые карточки, и наступили дни, которые Евгения Васильевна называет сейчас одним словом «ад».

 - В городе не было ни птиц, ни крыс, ни собак - всех съели, - рассказывает Евгения Васильевна, - те, кто жил ближе к Неве, ходили за водой к прорубям да там гибли: немец бомбил там прицельно. А мы растапливали снег в котелке, чтобы напиться. Всё, что могло сгореть, жгли в «буржуйках», чтобы хоть немного согреться. Без тепла, без света, без хлеба - как выжили - не знаю...

  А выжила Евгения Васильевна благодаря тому, что была продолжена через Ладожское озеро ледяная дорога, названная «дорогой жизни». По ней шли в город продукты, а на «большую землю» везли блокадников, больше похожих на живые скелеты. В феврале 1942 года Евгению и её подруг, наконец-то, вывезли из Ленинграда.

     Так Женя оказалась на Урале. Там же случай свел ее с земляком - офицером и уже в марте она была дома. Что пережила девчонка, перешагнув порог пусть бедного, но родного дома, оставив за спиной страх смерти , безнадежность, несмолкающий визг бомб, вспышки зажигалок - не описать.

Но жизнь испытала ее на прочность ещё раз. Гроза убила первого мужа и спалила дом, оставив ее с ребятишками на пепелище. После долгого вдовства она вышла замуж во второй рази опять осталась вдовой.

     Зато четверо детей выросли - на радость матери.

    - Шустрая я была, сначала сестер и братьев подняла, потом своих детей. Все одна... Вот она, доля сиротская... - вздыхает  бабушка Женя, как зовут её теперь многочисленные внуки и правнуки.

     - Я часто вижу сны о войне,- говорит она,- мне снится бомбежка, слышится гул самолетов. Они же как грачи налетали, аж небо черное было от их количества. Это никак не забыть ... Не приведи, Господь, такую участь никому.

      Хочу пожелать Евгении Васильевне здоровья, счастья, жить еще много-много лет на радость внукам и детям!

Дарья ЕВРЕЕВА.

 

с.Старая Потловка, Колышлейский район